ФЭНДОМ


Bookicon Битва у Красной горы
ID: 0002F83C
Книга Skyrim 6
Вес: 1 Цена: 50 Gold Skyrim
Эффект:
+1 Блокирование

Bookicon Битва у Красной горы
ID: BK_VIVEC_NO_MURDER
Записка(Morrowind)
Вес: 0.1 Цена: 0 Gold Skyrim

Битва у Красной горы (ориг. The Battle of Red Mountain) — книга в нескольких играх серии The Elder Scrolls.

Местонахождение Править

Morrowind Править

Skyrim Править

Текст Править

Битва при Красной горе
и возвышение и падение Трибунала

Нижеследующее является записью речи лорда Вивека, обращенной к жрецу-отступнику Малуру Омайну, который выступил против Вивека, приведя эшлендерские предания о битве при Красной горе и пророчества о Нереварине, а также к неназванным судьям Инквизиции, участвовавшим вместе с Вивеком в допросе жреца-отступника.

Кто может ясно вспомнить события далекого прошлого? Но вы просили меня поведать своими словами о событиях, окружавших битву при Красной горе, рождение Трибунала и пророчества о Нереваре возрожденном. Вот что я могу вам сказать.

В ту пору, когда каймеры только оставили стада и шатры своих предков-кочевников и основали первые Великие Дома, мы любили даэдра и поклонялись им, как богам. Однако наши двемерские собратья презирали Даэдра и смеялись над нашими глупыми обрядами, предпочитая поклоняться Разуму и Логике. Поэтому между каймерами и двемерами шла, не прекращаясь, ожесточенная война, пока не появились Норды и не вторглись в Ресдайн. Только тогда каймеры и двемеры закрыли глаза на свою вражду и объединились, чтобы противостоять захватчикам.

Когда норды были изгнаны, каймерский генерал Неревар и двемерский генерал Думак, научившиеся ценить и уважать друг друга, решили заключить мир между своими народами. Тогда я был всего лишь младшим советником Неревара. Королеву Неревара Альмалексию и его любимого советника Соту Сила не оставляли сомнения в долговечности подобного соглашения, учитывая острые разногласия между каймерами и двемерами, однако Неревару и Думаку удавалось поддерживать непрочный мир путем дипломатии и компромиссов.

Но когда Дагот Ур, лорд Дома Дагот и близкий друг как Неревара, так и двемеров, принес нам доказательства того, что двемерский верховный конструктор Кагренак обнаружил Сердце Лорхана. Последний научился черпать от него силу и даже начал строить нового бога — грозное оружие и одновременно насмешку над верой каймеров. Узнав это, мы все призвали Неревара идти на двемеров войной и уничтожить эту угрозу верованиям и безопасности каймеров. Неревар был встревожен. Он пошёл к Думаку, чтобы узнать, правду ли сказал Дагот Ур. Однако Кагренак был глубоко оскорблен и спросил Неревара, кем он себя возомнил, раз решил судить дела двемеров.

Это встревожило Неревара ещё больше, и он совершил паломничество к Холамаяну, священному храму Азуры, и Азура подтвердила, что Дагот Ур действительно был прав, и создание Нового Бога двемеров следует остановить любой ценой. Когда Неревар вернулся и передал нам слова богини, мы нашли в них подтверждение своим выводам и вновь призвали его к войне, осуждая его наивную веру в дружбу и напоминая Неревару о долге защищать веру и безопасность каймеров от безбожия и опасных стремлений двемеров.

Тогда Неревар в последний раз отправился на Вварденфелл, надеясь, что переговоры и компромиссы вновь позволят сохранить мир. Но на этот раз бывшие друзьями Неревар и Думак крепко поссорились, а каймеры и двемеры начали войну.

Двемеры были хорошо защищены стенами своей крепости на Красной горе, но хитрость Неревара позволила выманить большую часть армии Думака в поле и удерживать там, в то время как сам Неревар вместе с Даготом Уром и небольшим отрядом тайным путем пробирался к Палате Сердца. Там Неревар, король каймеров, сошёлся с Думаком, королем гномов, и оба пали в изнеможении от тяжелых ран и истощающей магии. Увидев, что Думак пал, а Дагот Ур с остальными наступают, Кагренак направил свои инструменты на Сердце, и тогда, по словам Неревара, он увидел, как Кагренак и все бывшие с ним двемеры мгновенно исчезли с глаз. В тот самый миг двемеры бесследно исчезли отовсюду. Но инструменты Кагренака остались. Дагот Ур схватил их и отнес Неревару, сказав: «Этот глупец Кагренак уничтожил собственный народ этими предметами. Надо уничтожить их немедленно, пока они не попали в плохие руки».

Но Неревар вознамерился держать совет со своей королевой и своими генералами, которые предвидели эту войну и чьими словами он больше не собирался пренебрегать. «Я спрошу Трибунал, как нам поступить с ними, ибо в прошлом они проявили мудрость, которой не нашлось у меня. Оставайся здесь, верный Дагот Ур, пока я не вернусь», — так Неревар поручил Дагот Уру охранять инструменты и Палату Сердца до своего возвращения.

Затем Неревара отнесли к нам, ожидавшим его на склонах Красной горы, и он поведал нам обо всем, что произошло под горой. Неревар сказал, что двемеры использовали особые инструменты, чтобы сделать свой народ бессмертным, и что в Сердце Лорхана таится невиданное могущество. (Лишь позже узнали мы от иных свидетелей, что Дагот Ур считал двемеров погибшими, а не достигшими бессмертия. И никому не дано знать, что произошло там на самом деле.)

Выслушав Неревара, мы дали совет, которого он просил: «Следует сохранить эти инструменты под нашей опекой ради благоденствия каймерского народа. Как знать, не было ли исчезновение двемеров временным — возможно, они лишь перенеслись в далекое измерение, откуда однажды могут вернуться, вернув с собой и угрозу нашей безопасности. А посему надлежит сохранить эти инструменты, изучить их и принцип их работы, чтобы на будущие поколения оградить себя от опасности».

И хотя Неревар высказал серьёзные опасения, он решил последовать нашему совету, но под одним условием: чтобы мы все вместе принесли торжественную клятву перед Азурой в том, что инструменты никогда не будут использованы тем нечестивым путем, каким собирались их использовать двемеры. Мы с готовностью согласились и по воле Неревара принесли торжественные клятвы.

Затем мы с Нереваром вернулись в недра Красной горы и встретились с Даготом Уром. Дагот Ур отказался передать нам инструменты, говоря, что они опасны, и мы не должны их касаться. ОН вел себя странно, настаивая, что ему одному следует доверить инструменты, после чего мы заподозрили, обладание этими предметами каким-то образом повлияло на него. Теперь же я уверен, что он тайком узнал о силе инструментов и возжелал заполучить их для себя одного. Тогда Неревар решил силой забрать инструменты. Каким-то образом Даготу Уру и его приспешникам удалось скрыться, однако инструменты мы захватили и передали их Соте Силу для хранения и изучения.

На протяжении нескольких лет мы хранили клятву, данную Азуре при Нереваре, но в это время Сота Сил в тайне изучал инструменты и разгадал их загадку. В конце концов он пришёл к нам, принеся с собой видение нового мира и его гармонии, правосудия и чести для благородных, здоровья и процветания для простонародья и Трибунала как бессмертных покровителей и наставников. Посвятив себя созданию этого нового мира, мы совершили паломничество к Красной горе и преобразились силою инструментов Кагренака.

И едва лишь мы завершили ритуалы и начали познавать свои новые возможности, лорд даэдра Азура предстала пред нами и прокляла нас за то, что мы преступили данные нами клятвы. Используя силу предвидения, она предрекла, что её герой, Неревар, верный своей клятве, вернется, чтобы покарать нас за вероломство и сделать так, чтобы никогда больше эти нечестивые знания не могли быть использованы для глумления над богами и противодействия их воле. Но Сота Сил сказал ей: «Старые боги жестоки и капризны, они далеки от страхов и стремлений меров. Ваш век ушел. Мы — новые боги, рожденные во плоти, знакомые с нуждами своего народа и внимательные к ним. Избавь нас от своих угроз и порицания, дух непостоянства. Мы отважны и полны сил и не страшимся тебя».

И тогда, в тот самый миг, все каймеры превратились в данмеров, и кожа наша стала, как пепел, и глаза — как пламя. Конечно, тогда мы могли видеть лишь, что произошло с нами, однако Азура сказала: «Это деяние принадлежит не мне, а вам. Вы выбрали свою судьбу и судьбы всего своего народа, и все данмеры разделят эту судьбу с вами, отныне и до скончания веков. Вы мните себя богами, но вы слепы, и вокруг лишь тьма». И Азура оставила нас одних в темноте, и мы все испытали страх, но приняли храбрый вид и вышли из недр Красной горы, чтобы строить мир нашей мечты.

И был создаваемый нами мир славен и благороден, и вера данмеров горяча и полна благодарности. Поначалу данмеры испугались своего нового облика, но Сота Сил обратился к ним и сказал, что это не проклятие, а благословение, знак их изменившейся природы, знак особой милости, которую они получат как Новые Меры, уже не варвары, трепещущие перед призраками и духами, но цивилизованных меры, общающиеся напрямую со своими бессмертными друзьями и покровителями, тремя ликами Трибунала. И всех нас воодушевила речь и видение Сота Сила, и мы воспряли духом. И со временем мы ввели порядки и установления честного и справедливого общества, и в Ресдайн пришли тысячи лет мира, равенства и процветания, каких не знали иные, дикарские расы.

Но под Красной горой выжил Дагот Ур. И хотя свет нашего смелого нового мира сиял все ярче, под Красной горой собиралась тьма, что была близкой родней яркому свету, который Сота Сил извлек из Сердца Лорхана Инструментами Кагренака. И мы сражались с растущей тьмой, и сооружали стены, чтоб отгородить её от нас, но нам было не дано её уничтожить, ибо исходила тьма из того же источника, от которого исходило наше божественное вдохновение.

И вот в Морровинде наших дней, низведенном до статуса покорной провинции Западной Империи, когда слава Храма меркнет, а тьма с Красной горы сгущается, нам напоминают об Азуре и о возвращении обещанного ею героя. Мы ждали, слепые и во тьме, сущие тени, утратившие свой пылающий взор, пристыженные своим безумством, страшащиеся своего приговора и надеющиеся на свое избавление. Нам неизвестно, является ли чужеземец, претендующий на выполнение пророчеств о Нереварине, действительно нашим возрожденным старым соратником Нереваром, или же пешкой в руках Императора, или орудием в руках Азуры, или всего лишь случайным выскочкой. Но мы настойчиво требуем, чтобы ты почитал доктрину Храма и соблюдал рамки, разделяющие Иерограф и Апограф, и не разглашал то, о чём не следует говорить открыто. Поступай, как подобает верному жрецу, помня о принесенном обете послушания каноникам и архиканоникам, и все будет прощено тебе. Воспротивься мне, и узнаешь, каково бороться с богом.

Начать обсуждение Обсуждение статьи «Битва у Красной горы»

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.