ФЭНДОМ


(чуть подправленный перевод)

Описание Битвы при Моэсринге
(записано Локеймом, летописцем вождя Ингьялдра Снежный Глаз)


Откуда он пришёл, мы не знали.

Он ворвался в битву на ослепительно-белоснежном скакуне. Эльфом мы называли его, потому что он был эльфом, хоть и не похожим ни на кого из его сородичей, которых мы видели прежде. Его копьё и доспехи светились ярким и ужасающим сиянием неизвестной природы, и в этом сиянии незнакомый всадник казался скорее призраком, нежели воином.

Файл:Гора Моэсринг - для блога.jpg

Но что обеспокоило... нет, напугало нас тогда, — так это крик, который родился в рядах эльфов. Это был не страх, не удивление, но неприкрытая и всепоглощающая радость, что-то вроде блаженства обречённого, которому был дарован второй шанс в этой жизни: ведь в тот момент эльфы были обречены на смерть и близки к ней, как никогда раньше во время великих битв на Солстхейме. Битва при Моэсринге должна была стать финальным противостоянием нордов и эльфов на нашем прекрасном острове. Ведомые Исграмором, мы вытеснили эльфов из Скайрима и теперь собирались прогнать их и с Солстхейма. Наши воины, вооружённые лучшими топорами и мечами, которые только могли выковать нордские мастера, прорубали широкие просеки в рядах врагов. Склоны Моэсринга стали красными от эльфийской крови. Но чему тогда так радуется наш враг? Разве может один всадник вселить такую надежду в армию, находящуюся в столь безвыходном положении? Для большинства из нас смысл крика был ясен, но сами слова были не более, чем литанией из возгласов и песнопений эльфов. Впрочем, среди нас были учёные и летописцы, которые поняли эти слова и содрогнулись от их значения.

«Пришёл Снежный Принц! Рок близок!»

Затем наступила величественная тишина, охватившая выстоявших эльфов. Посреди них и проезжал Снежный Принц. Подобно кораблю, разрезающему ледяные воды Фьялдинга, он проезжал сквозь ряды своих сородичей, расступавшихся перед ним. Его великолепный белый конь замедлил бег, затем перешёл на рысь, и таинственный эльфийский наездник двинулся вперёд медленным, почти призрачным шагом.

Нордский воин видит многое на своём веку, полном битв и кровопролития, и редко удивляется тому, что преподносит война. Но тогда немногие среди нас могли представить благоговение и неопределённость, воцарившуюся на только что жарком поле боя, которое вмиг стало неподвижным и безмолвным. Такой эффект произвёл на всех нас Снежный Принц. Когда ликующие возгласы эльфов затихли, наступила тишина, которая обычно бывает только в сонном уединении. И тогда мы все: и эльфы, и норды — стали едины в ужасном понимании — победа или поражение ничего не значили в этот день на склонах гор Моэсринг. Мы знали только одно: что смерть настигнет многих в этот день. Как победителей, так и побеждённых. Величественный Снежный Принц — эльф, непохожий на других — пришёл в этот день, чтобы принести нам смерть. И он принёс её.

Словно неистовый снежный шквал, ослепляющий путников и сотрясающий основания самых твёрдых чертогов, Снежный Принц врезался в наши ряды. Вокруг него вихрем закружились лёд и снег, будто призванные служить ему. Взмахи его сверкающего копья пели панихиду всем, кто осмеливался стоять на пути Снежного Принца, и наши лучшие воины пали перед ним в этот день. Ульфги Наковальня, Стром Белый, Фрейда Волшебница, Хеймдалл Яростный... Все они лежали мёртвыми у подножья гор Моэсринг.

Впервые за этот день показалось, что перевес в битве перешёл на другую сторону. Эльфы, воодушевлённые Снежным Принцем, сплотились, чтобы нанести последний решительный удар по нашим рядам. И тогда, в одно мгновение, битва при Моэсринге завершилась так, как никто не ожидал.

Финна, дочь Джофриор — двенадцатилетняя девочка, оруженосец своей матери — увидела, как Снежный Принц поразил единственного и самого дорогого ей человека. В ярости и слезах Финна подняла меч Джофриор и изо всех сил метнула его в убийцу своей матери. Когда сверкающее копьё эльфа прекратило свой смертоносный танец, на поле боя воцарилась тишина, и все глаза обернулись к Снежному Принцу. Но никто не удивился более, чем сам эльф, судя по тому взгляду, который он бросил на нас. Снежный принц все ещё сидел на своём величественном скакуне, но из его груди торчал меч Джофриор, вошедший в неё по самую рукоятку. Тогда он упал с коня, покинув поле битвы и мир живых. Снежный принц лежал мёртвый, убитый ребёнком.

Когда их спаситель был повержен, боевой дух эльфов испарился. Многие бежали с поля боя, а те, кто остался, вскоре были зарублены нашими широкими нордскими топорами. Когда день подошёл к концу, на поле боя остались только следы кровавой резни. И над этим тихим полем витало напоминание о мужестве и доблести, ибо превосходные доспехи и копьё Снежного Принца все ещё сияли. Даже поверженный, этот великий и загадочный эльф вселял в нас благоговейный ужас. Сжигать трупы наших павших врагов было для нас обычным делом. Это традиция возникла из необходимости, ведь смерть несёт заразу и вселяет страх. Наши вожди захотели очистить Солстхейм от орд эльфов, живых или мёртвых. Но было решено, что Снежного Принца не должна ждать такая участь. Столь могучий воин, любимый своими сородичами, заслуживал большего. Даже после смерти. Даже будучи врагом нашего народа.

И мы подняли тело Снежного Принца, обернули его блестящими шелками и положили в свежевыкопанный курган. Сияющие доспехи и копьё были уложены на пьедестал чести, а его могила была украшена драгоценностями, достойными короля. Все великие вожди согласились, что этот эльф должен быть похоронен с честью. Его тело будет покоиться в кургане так долго, как позволит земля, но защита из нашего сталгрима ему дарована не будет: мы бережём его лишь для умерших нордов.

Вот так заканчивается повествование о битве при Моэсринге и падении величественного Снежного Принца эльфов . Пусть наши боги чтут его после смерти, и пусть мы никогда не встретим подобного ему в жизни.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.