ФЭНДОМ


Вопросы и ответы к выпуску №25 — Ранги и иерархия даэдр
Перевод: Phoenix_Neko (Лирант Убийца глупцов отвечает на ваши вопросы).

Текст Править

Исследователю и учёному приходится много путешествовать, но это обстоятельство обеспечивает его захватывающими встречами. В одной из моих недавних экспедиций в Пустой город я повстречал одно любопытное существо по имени Гибберс. Хотя издали его можно перепутать со скампом, вблизи можно разглядеть рога, как у бейнкина, и чёрные шипы, как у даэдрота. Проходят века близкого взаимодействия с падомаическими существами, но мы всё равно знаем столь мало об их физиологии, появлении и уходе. Поскольку я презираю рабство в любом проявлении, то никогда не применял призыв в качестве метода исследований. Поэтому все источники, на которые я могу опираться, представляют собой личные встречи, к сожалению, не всегда мирные, а также исследования моих коллег. Недавно доктор Ритандиус представил свой новаторский труд, «Хаотическая креатия: Лазурная Плазма», согласно которому морфотип существа содержится в падомаическом отпечатке, а тело формируется из Лазурной Плазмы, скапливающейся вокруг отпечатка. Возвращаясь назад к Гибберсу, я задаюсь вопросом, если форма содержится в отпечатке, то как подобный гибрид может существовать? Заранее благодарю. — Шурьярд, учёный из Объединения Исследователей в Научных Поисках.

Лирант Убийца глупцов говорит: «Из каждых десяти твоих слов девять — глупость и пустая болтовня. Типично для смертного. Отпечатки? Они уязвимы; податливы; искажаемы. Не доверяй своему восприятию даэдр, ибо зрение смертных ненадёжно, а всё преходяще».


Лирант, я знаю, что авроранцы и золотые святые (аурилы) — разные даэдры, но не могли бы вы пролить свет на то, как они относятся друг к другу, учитывая то, насколько они схожи? Смотрят ли они друг на друга как на меньшие копии? Или они открыто враждебно относятся друг к другу? — Джинси, мудрец из Объединения Исследователей в Научных Поисках.

Лирант Убийца глупцов говорит: «Авроранцы? Слабоумные инструменты Сверкающей Ведьмы, вторгшейся столь несдержанно в царство Хладной Гавани. Золотые святые Безумного Бога столь же простоваты, но им, по крайней мере, хватает даэдрической порядочности для поддержания вразумительной иерархии. Насчёт того же, как они смотрят друг на друга, поскольку они проявляют завышенные относительно собственной значимости претензии, то у меня нет никаких сомнений, что каждый из них презирает другого. Что, разумеется, абсолютно заслуженно».


У меня есть вопрос для ужасающей Лирант, но я думаю, он больше касается отношений между некоторыми меньшими даэдрами, чем собственно рангов. Надеюсь, что он будет достоин внимания госпожи. Мы все знаем свирепых рептилий-даэдротов, но я слышал также о неких «огненных демонах», которые внешне походят на даэдротов, хоть и кажутся более разумными. Однажды я видел что-то подобное, когда встретился с ужасным Преследователем из Скал. Подобные же подозрения возникают насчёт противных бейнкинов и гомункулов, о которых мы можем прочитать в пьесе «Предполагаемое коварство». Являются ли они одним и тем же существом? И есть ли связь между зловещими скакунами-кошмарами, по слухам, выведенными Мехрунсом Дагоном, и легендарными огнедышащими адскими гончими?
С вашего благоволения я бы хотел наконец понять связь между этими существами, определённо имеющих схожее происхождение в планах Обливиона. — Шенк-Наар Райтхорн.

Лирант Убийца глупцов говорит: «Твоя проблема, смертный, иллюстрируется твоим заявлением: „определённо имеющих схожее происхождение в планах Обливиона“. Нет ничего „схожего“ между или среди планов Обливиона — они являются воплощением изменчивости и разнообразия, включающим все возможности и подтверждающим любое понимание и непонимание. Ты ищешь сходство там, где есть лишь различия, пытаешься классифицировать хаос. Ты думаешь, что раз ты видишь отдалённое подобие во внешней форме скакуна-кошмара и адской гончей, то они обязательно имеют „родство“. Даже разум смертного отгораживается от реальности, которую не может воспринимать, жалкой попыткой наложения знакомых образов на сущности непостижимой гиперагональной морфологии. Ха. Поразмысли над тем фактом, что ты не смог понять ни слова из моего объяснения, и не досаждай мне больше подобными вопросами».


Помимо шестнадцати известных Даэдрических ПринцевДжиггалага), есть ли какие-нибудь Принцы, о существовании которых не знало бы большинство жителей Тамриэля? Привязаны ли все дреморы к Принцу или среди вас есть те, кого можно назвать независимыми контрактниками? Все ли дреморы воинственные и клановые или есть более цивилизованные? — Бениамин Сото.

Лирант Убийца глупцов говорит: «Дреморы цивилизованны ИМЕННО потому, что мы состоим из воинских кланов, невежественный смертный. В Обливионе порядок и иерархия вырываются из беспорядка хаотической креатии усилием воли инициатора. Потому ранг и порядок есть слава, ибо они демонстрируют мощь воли. В нашей природе посему служить тем, кто демонстрирует ещё более сильную волю, и в служении им мы получаем положение и награду. Поэтому наша присяга на верность нерушима — но вечность есть изменение. Что же до того, чего „не знало бы большинство жителей Тамриэля“, это слишком обширная тема, чтобы касаться её здесь».


В Тамриэле легко встретить множество разновидностей дремор сейчас, когда в самом разгаре Слияние Планов. Объединение Исследователей обладает некоторыми данными о наиболее распространённых, но есть и более редкие виды, например, кингалды, наркиназы, фиркины, хаузкины или харстрилы. Всё это просто ранги или они соотносятся с ролью, играемой их носителем? Или они представляют собой разновидность клановых имён? — Вордур Стальной Молот, аналитик из Объединения Исследователей в Научных Поисках.

Лирант Убийца глупцов говорит: «Дреморы имеют имена и титулы, подходящие для наших нужд, а не для удобства смертных. Ваше существование столь мимолётно, что бессмысленно объяснять наши иеронимики, поскольку вам не хватит жизни, чтобы осознать их нюансы. Ранги? Роли? Титулы? Кланы? Всё это вместе, и всё равно умишки смертных воспринимают их лишь как россыпь ничего не значащих слогов».


Я вызываю тебя, Лирант Убийца глупцов, Вехкехпнехт-камдо, и связываю тебя этим палеонимиком. Отвечай, или возвращайся в Колодец Обливиона, из которого пришла!
Несмотря на нескончаемо запутанную иерархию вашего народа, смертные Тамриэля почти ничего не знают о ваших кланах. Кин с готовностью рассказывают о различных рангах вашего нечистого общества после некоторых уговоров, но даже имперским боевым магам не удалось получить какие-либо значительные сведения о клановой структуре. Наиболее известный до Слияние планов клан называет себя просто «Кланом Дремора» и возглавляется Лордом Имаго Штормом, Клятвенником Мехрунса Дагона. Можешь ли ты пролить немного света на происхождение Убийц глупцов и Приносящих смерть и на то, как они пришли к присяганию на верность Молаг Балу? Каковы отношения между вашим кланом и подобными Имаго? — Леголесс, декан Объединения Исследователей в Научных Поисках.

Лирант Убийца глупцов говорит: «Я отвечу, принуждённая досадными условиями твоего вульгарного призыва, Леголесс, но будь уверен, что имя твоё будет должным образом внесено в мою Огму Неизбежного Возмездия. „Убийца глупцов“, „Приносящий смерть“, даже „Дремора“ — это всего лишь тамриэльские прозвища для использования при сделках со смертными. Настоящие, постоянные трибунимики Кин никогда не произносятся, никогда не называются, дабы не быть использованными против нас в качестве оружия. И ни одному смертному ещё не удавалось сплести заклинание достаточно сильное, чтобы заставить нас их раскрыть».


Сама сущность Обливиона — изменение. И дилетанты зачастую считают даэдр всего лишь хаотичными существами. Несмотря на это, у кастовая система даэдр настолько устойчива и совершенна, что противодействует, кажется, любой попытке изменения и позволяет Второй Пустоте функционировать на уровне, который смертные умы неспособны постичь. Это очень контрастирует с тем, что малочисленные тексты об Эфириусе показывают, что он лишён какой-либо кастовой системы и просто меняется и течёт безо всякого контроля. Если Аэдрам суждено быть сущностям «Порядка», помогающими стабилизировать жизни смертных, то почему они демонстрируют больше хаотичных свойств, чем более предсказуемые и организованные даэдры? — Эйс Вуур Страж, отступник и учёный по контракту.

Лирант Убийца глупцов говорит: «Хоть ты и притязаешь на титул «Вуур», никаким Инквизитором ты не являешься, поэтому я не привожу здесь твои второй и третий вопросы, ибо ты не обладаешь нужным статусом, чтобы задавать более одного. Честное слово, самовлюблённость смертных настолько неуёмна, что только постоянное и решительное порицание может держать её в узде.
Что же до твоего оставшегося вопроса, то это бессмысленное словоблудие, но я отвечу на него. Во-первых, я обращаю твоё внимание на мой ответ Бениамину Сото чуть выше, касающийся причин, по которым порядок необходим, когда вокруг сплошной хаос. Мы с гордостью придерживаемся чёткой кастовой системы, потому что мы этого желаем! Во-вторых, ты совершаешь обычную для смертных ошибку и путаешь трусливых Этада, которые убежали от креации в Эфириус, с глупыми Этада, которые пожертвовали своим могуществом, чтобы создать Мундус, театр, служащий им кладбищем. Но глупые они или нет, так называемые Божества, создавшие театр смертных, безо всякого сомнения создали порядок из хаоса силой собственной воли, чем мы, Даэдра, безусловно восхищаемся. Они не могли достичь того, к чему стремились, ибо вы, смертные, и ваш мирок довольно смешны, но их безрассудство было благородным».


А, я вижу, что моя мемоспорная передача была успешной. Ты понимаешь, почему я не стремлюсь встречаться с тобой лицом к лицу. Я не глупец, каким был тот, из-за кого, насколько я понимаю, ты получила свой титул. Теперь к моим вопросам.
Во-первых, насколько часто один из Кин получает повышение в боевых условиях? Я полагаю, что ваш народ действует на основе строгой военной иерархии, и что в Обливионе идут непрекращающиеся войны. Это должно означать необходимость быстрых повышений и разжалований, например, когда командующий офицер временно отделён от своего тела из-за позорного поражения. Можешь ли ты просветить меня насчёт этого, страшная воительница?
Второе — ваши буйные «родичи», зивилаи. Какого твоё мнение насчёт них? Я слышал, что они обладают внушительной силой, но из них не получается дисциплинированных солдат, и они служат своим Принцам только в качестве наёмников и вспомогательных отрядов. Правда ли это? И, кстати, кто победил бы в бою между тобой и ксивилаем, могу я поинтересоваться? Я не могу сдержаться, чтобы не спросить, особенно поскольку мы сейчас в разных измерениях. — легат Цикленофус из Бретонского Общества Восстановления Империи.

Лирант Убийца глупцов говорит: «Даже хотя ты лишь низкий червь, я отвечу на оба твоих вопроса, в надежде, что это разозлит Эйс Вуура Стража, и он найдёт тебя „лицом к лицу“, чтобы отомстить за мой очевидный фаворитизм (я бы и сама так поступила). Касательно повышений и разжалований: строгая иерархия, которой славимся мы, дреморы, определяет отношения между рангами, но не говорит, какое положение должен занимать каждый индивид (за исключением тех случаев, когда она всё-таки об этом говорит, но дальнейшее объяснение превышает моё желание ответить). Если ты служишь великому и воинственному Господину, тебя часто будут лишать телесной оболочки, но иерархия должна быть всегда! В таких случаях изменение рангов необходимо, чтобы сохранялась сеть командования.
Ах да, зивилаи. Во всех бесчисленных мирах Обливиона найдутся ли даэдры более напыщенные и полные необоснованного самомнения, чем эти нахальные и непокорные дуболомы? Да, совокупность грубой силы и низкой сообразительности действительно делает их эффективными исполнителями в некоторых редких обстоятельствах, но в большинстве задач на них, к сожалению, нельзя полагаться. Как ты можешь знать, личная стража нашего Господина, зивкин, есть результат эксперимента по остаточной гибридизации в Ужасной Лаборатории. На первый взгляд, они кажутся приемлемыми союзниками, но прежде чем дреморы смогут им доверять, мы подождём архиэон или два, чтобы составить нужное впечатление».


Приветствую, Лирант.
Я скромно приношу свои извинения, если это письмо составлено в неверной манере — я сравнительно неопытен в вопросах общения с даэдрами и надеюсь составить это послание как можно более коротким. К тому же, я не прекращаю попыток вернуть душу из цепких лап Молаг Бала, трижды проклятого дьявола.
Хоть я не испытываю личной симпатии к Лорду Разрушений, я ощущаю огромный интерес к королевской страже Мехрунса Дагона, к валкинам. Один член этой элиты навёл меня на крайне сложные вопросы касаемо его биологии, из-за чего я промучился множество часов над исследованиями и опросом тех храбрецов, которым довелось встречаться с ним лично. Валкин Скория. Видишь ли, я всегда полагал, что валкины (и вообще все избранные Дагоном даэдры) были дреморами, как ты. Тем не менее, при взгляде на Скорию сразу видно, что он и близко не похож на дремору. Скорее, он похож на нечто подобное атронаху пламени, собранному из огня и углей, но принявшему форму солдата в имперско-даэдрической броне. Поэтому мой вопрос таков: что из себя представляет валкин Скория?
Нижеподписавшийся, Вулканос-Драко, глава тамриэльского Дома Драко.

Лирант Убийца глупцов говорит: «Печальная история, но поучительная. Валкины и союзные им кланы оказались слишком слабыми, чтобы служить Молаг Балу, и потому себе занятие попроще у Мехрунса Дагона. Принц Амбиций никогда не был удовлетворён своими слугами и часто искал способы улучшить их разрушительную силу путём мутаций отпечатка. Эти эксперименты часто имели неприятные побочные эффекты для подвергаемых им мутантов, и именно это произошло с валкином Скорией, дреморой, которого усилили с помощью определённых аспектов атронахов из Адской Печи. Это соотносилось с целью Дагона сделать дремору более разрушительным, но для поддержания своего расплавленного состояния Скория всегда должен находиться вблизи от магмы. Это также означает, что он вечно страдает от сжигающей агонии, как если бы тебя, „Вулкануса-Драко“, жгли бы в пламени Дракона, на чьё имя ты столь надменно посягнул».


Могущественная Лирант, надеясь на ответ на мои вопросы, я столь рад уделённой мне крупице твоего бесконечного времени.
Я знаю, что в рядах каждого Принца есть различные даэдры, которым он даёт мощь в соответствии со своими вкусами. Я возглавляю группу сангвинопоклонников и, несмотря на негодование, которое сей факт наверняка вызовет у тебя, я попрошу поделиться знаниями о взаимоотношениях между отдельными даэдрами в услужении моего Господина.
Это незнание происходит оттого, что, хотя я достаточно близко знаком с соблазнителем Трилват (поскольку я частенько бываю в Поместье Сангвина в Шедоуфене), каждый раз, как я отправляюсь туда узнать побольше о Господине, я неизбежно забываю всё, что хотел у неё спросить, поэтому в этом вопросе прошу твоей помощи. Я знаю то, что один смертный говорил о рангах в «Разновидностях Даэдра», но хотел бы знать, существуют ли у моего Господина такие же ранги.
Я знаю, что мой вопрос вряд ли можно назвать не глупым. Возможно он даже настолько глуп, что наибольшее внимание, которое я заслужу, будет лишь кратким ответом на моё письмо.
Да будут прокляты Приносящие смерть. — Харас Фортемартелло, лидер культа «Возвышение Сангвина».

Лирант Убийца глупцов говорит: «Ах, но Харас, это ведь именно глупцы заслуживают ОСОБЕННОГО моего внимания; и я уверяю тебя, твой вопрос доказывает, что ты его достоин. Но сперва я отвечу на твой вопрос, а потом уже приступлю к твоему заслуженному наказанию.
Сангвин, конечно же, один из слабых Принцев, поэтому ему служат слабые даэдры: скампы, бейнкины, тёмные соблазнители и огримы, которых он использует как вышибал на своих пирах. Всё как и должно быть. И не случайно, что его слуги среди смертных подобны… таким, как ты.
А теперь, смертный, беги к воображаемой безопасности Поместья Сангвина, и тешь себя пустыми надеждами, ибо отведённый тебе срок близится к концу».


Приветствую, бессмертная.
Свежие слухи говорят о твоей хитроумной и находчивой победе над соперничающим кланом, поэтому я приношу свои поздравления и выражаю искреннее восхищение. Поскольку ты любезно согласилась обсудить ранги и иерархию порождений Падомая, я скромно прошу пролить свет на природу кланов дремор. Текущие исследования показывают, что дреморы служат как минимум двум Лордам. Существуют ли дреморы, состоящие на службе у прочих? Бывает ли так, что дреморы из одного клана присягнут на верность разным Лордам, и, наконец, как клановая иерархия взаимодействует со структурой рангов, существующей у самих Лордов? Благодарю тебя за твоё время и мудрость, которыми ты заботливо делишься. — Фурониил Телванни, магистр Гильдии Магов Блэклайта.

Лирант Убийца глупцов говорит: «Телванни, говоришь? Я отвечу на твои вопросы, ибо затем спесь, присущая твоему Дому, приведёт тебя к ещё дальнейшим сделкам с даэдрами, ошибке, которую ты, не сомневаюсь, совершишь ещё неоднократно. Хотя дреморы находят наивысшую славу в услужении могучему Молаг Балу, не все дреморы способны настолько, чтобы служить с нами в одном ряду, и им приходится искать другие места. Менее удачливых дремор можно найти в услужении Мехрунсу Дагону, Вермине, Клавикусу Вайлу, а некоторые несчастные кайтиффы и чурлы служат даже Периайту. Все члены одного клана служат одному Принцу и сохраняют (насколько могут) стандартную иерархию дремор».


У меня есть один вопрос, касающийся понятия «полупринца», известного по «36 Проповедям Вивека». Как ты можешь знать, мы, редгарды, преданны своему мечу. Но некоторые из нас предпочитают уроки меча Баронов Двигайся-Вот-Так и Фа-Нуйт-Эна, а не ансеев. Я встретила данмера, который назвал Фа-Нуйт-Эна Даэдрическим «полупринцем». Я знаю Даэдрических Принцев, но что такое полупринц? Есть ли ещё другие, подобные Фа-Нуйт-Эну? — Исзара Неутомимая, Певица из Гильдии Сценаристов.

Лирант Убийца глупцов говорит: «Полупринц — это побочное потомство Даэдрического Принца или Лорда Даэдра и меньшей сущности, возможно, даже смертной. Полупринц зачастую наследует аспекты своего правящего родителя, но в то же время ему может недоставать таких характеристик, как дальновидность, память, жестокость или целеустремлённость. Некоторые захватывают или получают в дар меньшие царства, в которых правят, и многие из этих карманных измерений неестественны и аномальны даже по стандартам Обливиона. Некоторые полупринцы, например, Фа-Нуйт-Эн, известны своими визитами в Мундус с конкретной целью взаимодействия со смертными. Как я и сказала: аномальны».

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.