ФЭНДОМ


Bookicon Танец в огне, т. 4
ID: 0001AFC1
Книга (Skyrim) 5
Вес: 1 Цена: 4 Gold Skyrim

Bookicon Танец в огне, т. 4
ID: 000243CC
Книга (Oblivion) 9
Вес: 1 Цена: 75 Gold Skyrim
Эффект:
+1 Акробатика

Bookicon Танец в огне, т. 4
ID: BOOKSKILL_ACROBATICS3
Надежда Редорана
Вес: 3 Цена: 150 Gold Skyrim
Эффект:
+1 Акробатика

Танец в огне, т. 4 (ориг. A Dance in Fire, Book IV) — книга в нескольких играх серии The Elder Scrolls.
Elements-icon Обобщающая статья:  «Танец в огне»..

Местонахождение Править

The Elder Scrolls V: Skyrim Править

The Elder Scrolls IV: Oblivion Править

The Elder Scrolls III: Morrowind Править

Текст Править

Танец в огне. Глава 4
Вогин Джарт

Восемнадцать босмеров и бывший служащий Императорской Строительной комиссии из Сиродила пробирались на запад через джунгли, от реки Зило до старинной деревни Виндизи. Для Декумуса Скотти джунгли были совершенно незнакомой и враждебной территорией. Огромные кривые деревья затмевали ясное утреннее небо и напоминали ужасные лапы, не дающие путникам выбраться на свободу. Даже ветки кустарников, казалось, были наполнены злобной энергией. Что ещё хуже, он был не одинок в своих чувствах. На лицах его спутников, местных жителей, которые недавно пережили нападение каджитов на деревни Гринос и Атай, был отражён неподдельный ужас.

Что-то обитало в этих джунглях, что-то сознательное. Скотти чувствовал это. Боковым зрением Скотти видел, как тени каджитов преследовали беженцев, прыгая с ветки на ветку. Когда он обернулся, чтобы посмотреть на них, юркие тени исчезли во мраке, словно их никогда и не было. Но он знал, что видел их. И босмеры тоже их видели, и поэтому ускорили шаг.

Через восемнадцать часов, искусанные насекомыми, исцарапанные ветками, они дошли до долины. Была ночь, но их приветствовал ряд ярких факелов, освещающих кожаные палатки и беспорядочно лежащие валуны деревушки Виндизи. В глубине долины факелы окружали святыню — несколько близко растущих искривлённых деревьев, образующих храм. Босмеры безмолвно прошли по освещённой аллее, направляясь к этим деревьям. Скотти последовал за ними. Когда они дошли до живой стены, в которой был только один проход, Скотти увидел внутри голубое свечение. Оттуда же слышен был низкий звук стенаний сотен голосов. Босмерская девушка, за которой он шёл, вытянула вперёд руку, останавливая его.

«Вы не понимаете, но чужеземцы, даже наши друзья, не могут туда войти, — сказала она. — Это священное место».

Скотти кивнул, наблюдая, как остальные заходят в храм, наклонив головы. Их голоса присоединились к голосам других. Когда последний лесной эльф зашёл внутрь, Скотти вновь обратил внимание на деревню. Где-то должна была быть еда. Струйка дыма и лёгкий запах жареной оленины указали ему путь.

Пятеро сиродильцев, два бретонца и норд сидели у костра на блестящих белых камнях, отрезая горячие полоски мяса от туши крупного оленя. Увидев Скотти, они встали — все, кроме норда, который слишком увлёкся своим куском мяса.

«Добрый вечер, не хотелось вам мешать, но не найдётся ли у вас чего-нибудь поесть? Боюсь, я несколько проголодался после того, как целый день шёл сюда с группой беженцев из Гриноса и Атая».

Они пригласили его к костру и представились.

«Итак, кажется, война опять началась», — сказал дружелюбно Скотти.

«Так и надо этим избалованным идиотам, — ответил норд, отрываясь от еды. — Никогда не встречал такой ленивой расы. Теперь на суше на них нападают каджиты, а с моря пришли высокие эльфы. Если какое-либо место на земле и нуждается во встряске, так это чёртов Валенвуд».

«Не понимаю, что они тебе такого сделали», — засмеялся один из бретонцев.

«У них воровство в крови. Они хуже каджитов, потому что они настолько смиренны в агрессии, — норд выплюнул кусок жира, который сразу зашипел и испарился в огне. — Они расширили свои леса на территорию, которая им не принадлежит, постепенно ущемляя своих соседей. А потом они удивляются, когда Эльсвейр наносит им ответный удар. Они сами злодеи».

«А что вы здесь делаете?» — спросил Скотти.

«Я дипломат двора Дженны», — пробормотал норд, возвращаясь к еде.

«А вы, что вы здесь делаете?» — спросил один из сиродильцев.

«Я работаю на столичную Строительную комиссию лорда Атриуса, — сказал Скотти. — Один из моих бывших коллег предложил мне приехать в Валенвуд. Он сказал, что война закончилась, и я смогу заключить достаточно контрактов для моей фирмы, чтобы перестроить разрушенные здания. Одно несчастье за другим, и я потерял все свои деньги, вокруг меня разгорелась война, и я не могу найти бывшего коллегу».

«Вашего бывшего коллегу, — прошептал один из сиродильцев, который представился Реглиусом. — Его случайно звали не Лиодесом Джурусом?»

«Вы его знаете?»

«Он заманил меня в Валенвуд почти так же, как и вас, — мрачно улыбнулся Реглиус. — Я работал на конкурента вашей фирмы, лорда Ванека. Там тоже раньше работал Лиодес Джурус. Он написал мне, попросив меня представлять интересы императорской комиссии по строительству и заключать контракты на реконструкцию. Меня недавно уволили, и я подумал, что если мне удастся заключить несколько контрактов, меня могут восстановить на работе. Мы с Джурусом встретились в Атае, и он сказал, что он собирается заключить очень выгодную сделку с Сильвенаром».

Скотти был ошарашен: «А где он сейчас?»

«Я не священник, я не знаю, — пожал плечами Реглиус. — Он умер. Каджиты напали на Атай, атаку они начали с гавани, где Джурус подготавливал к отплытию свой корабль. Или, скорее, мой корабль, так как купили мы его на моё золото. К тому времени, как мы осознали, что происходит, всё в гавани превратилось в пепел. Каджиты — звери, но они знают, как организовать нападение».

«Мне кажется, они шли за нами через джунгли до Виндизи, — нервно заметил Скотти. — Кто-то постоянно прыгал по веткам деревьев.

«Наверное, обезьяны какие-нибудь», — фыркнул норд. — «Не о чём волноваться».

«Когда мы только пришли в Виндизи и все босмеры зашли в то дерево, они так разозлились, шептали что-то о древнем ужасе, который снизойдёт на головы врагов, — бретонец вздрогнул от этих воспоминаний. — С тех пор они там и сидят, уже около полутора суток. Если хотите испугаться — загляните туда».

Другой бретонец, представитель Гильдии магов Даггерфолла, молча смотрел в темноту, пока говорил его соотечественник: «Может быть. Но в джунглях тоже что-то есть, прямо рядом с деревней, и оно следит за нами».

«Может быть, ещё беженцы?» — спросил Скотти, изо всех сил пытаясь казаться спокойным.

«Может, если только они умеют лазать по деревьям», — прошептал волшебник. Норд и один из сиродильцев схватили мокрое кожаное полотно и растянули его над костром, мгновенно потушив его. Теперь Скотти отчётливо видел незваных гостей в лесу, их овальные жёлтые глаза и длинные мечи, в которых отражался свет факелов. Он застыл от страха, молясь о том, чтобы они его не увидели.

Он почувствовал лёгкий толчок в спину и глотнул воздуха, чтобы успокоиться.

Откуда-то сверху прошипел голос Реглиуса: «Ради Мары, тише. Забирайтесь сюда».

Скотти схватился за узловатую лиану, свисающую с высокого дерева прямо у погасшего костра. Он взобрался по ней так быстро, как только позволяли его силы, задержав дыхание, чтобы не выдать себя громким вздохом. На вершине дерева, на ветке, напоминающей трезубец, было заброшенное гнездо какой-то огромной птицы. Как только Скотти оказался на мягкой ароматной соломе, Реглиус поднял лиану. Больше в гнезде никого не было, и внизу, насколько Скотти мог видеть, тоже никого не было. Никого, кроме каджитов, тени которых медленно скользили в свете храма из деревьев.

«Спасибо, — прошептал Скотти, до глубины души растроганный тем, что его конкурент помог ему. Он отвернулся от деревни и увидел, что верхние ветви дерева доходили до покрытых мхом скал, окружающих долину. — Вы умеете карабкаться по горам?»

«Вы с ума сошли, — прошептал Реглиус. — Мы останемся здесь, пока они не уйдут».

«Если они поступят с Виндизи так же, как с Атаем и Гриносом, нам не выжить, — Скотти начал осторожно карабкаться вверх, пробуя каждую ветку на прочность. — Вам видно, что они там делают?»

«Не совсем, честно говоря, — Реглиус вглядывался в темноту внизу. — Они у входа в храм. Кажется, у них есть… похоже на длинные веревки, тянущиеся за ними прямо внутрь прохода».

Скотти забрался на самую крепкую ветку, которая почти касалась влажной скалы утеса. Расстояние было совсем небольшим. Более того, он даже чувствовал запах влаги и прохладу камня. Однако чтобы попасть на скалу, нужно было прыгнуть, а он за все свои годы работы служащим никогда ещё не прыгал со стофутового дерева на отвесные скалы. Он вспомнил, как тени преследовали его в джунглях. Как они изгибали ноги перед прыжком, как они элегантно выбрасывали руки вперёд, чтобы схватиться за ветку. Он прыгнул.

Его руки пытались нащупать камень, но вокруг был лишь толстый слой мха. Он держался изо всех сил, но как только он попытался передвинуть ногу, он поскользнулся. Несколько секунд он висел кверху ногами, после чего ему удалось занять более удобную позицию. На скале оказался узкий выступ, на который он встал и смог, наконец, вздохнуть.

«Реглиус. Реглиус. Реглиус», — Скотти не осмелился повысить голос. Через минуту ветки зашуршали и среди них появился портфель, затем голова, а затем и всё остальное, принадлежащее служащему лорда Ванека. Скотти что-то зашептал, но Реглиус резко замотал головой и показал вниз. Один из каджитов стоял у дерева, повернувшись к потухшему костру.

Реглиус неуклюже попытался удержать равновесие на ветке, однако это невероятно трудно было сделать с одной свободной рукой. Скотти сложил ладони, а затем показал на портфель. Казалось, Реглиусу было невыносимо больно выпускать из рук портфель, но он бросил его Скотти.

В сумке была малюсенькая, почти невидимая дырочка, и когда Скотти поймал сумку, из неё выпал золотой. Он звякнул о скалу, и этот тихий звук прозвучал в ушах Скотти самой громкой сиреной, которую он когда-либо слышал.

Затем всё происходило с молниеносной скоростью.

Кэтей-рат взглянул вверх и издал громкий клич, который сразу же подхватили другие каджиты. Кошка внизу пригнулась и вспрыгнула на нижние ветки. Реглиус увидел, как она с невероятной ловкостью подбирается к нему, и запаниковал. Ещё перед тем, как он прыгнул, Скотти понял, что он упадёт. С криком клерк Реглиус рухнул вниз, сломав себе шею при падении.

Белое пламя вырвалось из каждой щели храма, а пение босмеров превратилось в ужасный крик, доносящийся словно из другого мира. Кэтей-рат остановился.

«Кейрго, — проговорило существо. — Дикая Охота».

Возникло ощущение, что реальность раскололась. Поток ужасных тварей, усатых жаб, насекомых в панцирях, желатиновых змей, парообразных существ с лицами богов — весь этот ослеплённый яростью поток вылился из огромного полого дерева. Каджитов, что стояли у храма, сразу же разорвали на куски. Все остальные кошки бросились к джунглям, однако им мешали их верёвки. Через несколько секунд вся деревня Виндизи кишела обезумевшими призраками Дикой Охоты.

Сквозь лай и вой Скотти услышал крики сиродильцев. Их нашли в их укрытии. Норда и двух бретонцев съели. Волшебник стал невидимым, но для этих зверей не зрение являлось основным чувством. Дерево, на котором сидел кэтей-рат, тряслось и качалось. Скотти посмотрел в заполненные страхом глаза каджита и протянул ему конец лианы.

На морде кошки появилось жалкое выражение благодарности. Она прыгнула к лиане. Выражение не успело даже смениться, когда Скотти убрал лиану. Он смотрел, как падает кошка. Живая масса внизу тут же поглотила тело.

Прыжок Скотти на следующий выступ был намного удачнее предыдущего. Оттуда он подтянулся на вершину утеса и посмотрел вниз на хаос в деревне Виндизи. Масса Охоты разрасталась и скоро должна была выйти за пределы долины, преследуя спасающихся бегством каджитов. И вот тогда началось настоящее безумие.

При лунном свете Скотти увидел, куда каджиты привязали свои верёвки. С ужасающим грохотом лавина камней обрушилась на проход. Когда пыль улеглась, он понял, что долина была изолирована. У Дикой Охоты не было выбора — она стала уничтожать себя.

Скотти отвернулся — вид этой каннибальской оргии был просто невыносим. Перед ним стояли ночные джунгли. Он перекинул через плечо портфель Реглиуса и отправился в путь.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.