ФЭНДОМ


SpelltomeIcon Танец в огне, т. 7
ID: 0001B00E
Книга Skyrim 4
Вес: 1 Цена: 60 Gold Skyrim
Эффект:
Красноречие +1

SpelltomeIcon Танец в огне, т. 7
ID: 00024536
Книга (Oblivion) 9
Вес: 1 Цена: 75 Gold Skyrim
Эффект:
Торговля +1

SpelltomeIcon Танец в огне, т. 7
ID: BOOKSKILL_MERCANTILE5
Надежда Редорана
Вес: 3 Цена: 150 Gold Skyrim
Эффект:
Торговля +1

Танец в огне, т. 7 (ориг. A Dance in Fire, Book VII) — учебник в нескольких играх серии The Elder Scrolls.
Обобщающая статья: Танец в огне.
Elements-icon Обобщающая статья:  «Книги (Skyrim)».
Elements-icon Обобщающая статья:  «Книги (Oblivion)».
Elements-icon Обобщающая статья:  «Книги (Morrowind)».

Местонахождение Править

The Elder Scrolls V: Skyrim Править

The Elder Scrolls IV: Oblivion Править

  • Возможная награда за выполнение квеста «Две стороны монеты»;
  • В качестве случайного содержимого во всевозможных контейнерах или трофеев с поверженных врагов.

The Elder Scrolls III: Morrowind Править

Текст Править

Танец в огне. Глава 7
Вогин Джарт

Место: Сильвенар, Валенвуд
Дата: 13 Заката солнца, 397

На банкет Сильвенара явились все завистливые чиновники и торговцы, безуспешно пытавшиеся получить подряды на восстановление Валенвуда. На Декумуса Скотти, Лиодеса Джуруса и Баста они взирали с нескрываемой ненавистью. Скотти это весьма тяготило, Джурус же упивался победой. Слуги едва успевали менять подносы с жареным мясом, а Джурус налил себе чашу джагги и поднял тост за Скотти.

«Теперь я могу признаться, — сказал Джурус. — Поначалу у меня были серьёзные сомнения по поводу твоего участия в нашем предприятии. Все прочие клерки и агенты строительных комиссий, с которыми я общался, внешне казались куда более напористыми, однако все они терялись, когда оставались наедине с Сильвенаром.

Никто из них не сумел заключить сделку, как это удалось тебе. Так давай же, выпей со мной кубок джагги».

«Нет, спасибо, — сказал Скотти. — Я хлебнул достаточно этого зелья в Фалинесте. Из-за неё гигантский клещ едва не высосал из меня все соки. Я найду какую-нибудь другую выпивку».

Скотти прошёлся по залу и заметил каких-то дипломатов, распивавших большими кружками какую-то пенистую коричневую жидкость, которую те разливали из большой серебряной амфоры. Он поинтересовался, не чай ли они пьют.

«Чай из листьев? — усмехнулся первый дипломат. — Только не в Валенвуде! Это ротмет».

Скотти тоже налил себе кружку и осторожно пригубил. Напиток оказался одновременно острым, горьковатым, подслащённым и очень солёным. Поначалу его вкус показался отвратительным, но уже через мгновение Скотти осушил кружку и налил другую. По всему его телу словно раздавался звон. Весь шум в зале казался странным образом разложен на звуки, но это не пугало.

«Так ты тот парень, что уломал Сильвенара подмахнуть все эти контракты? — сказал второй дипломат. — Должно быть, это стоило тебе долгих и вдумчивых переговоров».

«А вот и нет! Довольно и понимания азов коммерции, — ухмыльнулся Скотти, наливая себе третью кружку ротмета. — Сильвенар спит и видит, как бы втянуть Империю в дела Валенвуда. А я не прочь получить комиссионные со сделки. А с учётом означенных взаимных пожеланий сторон заключение сделки свелось к приложению печатей».

«А ты, верно, давно на службе у Его Императорского Величества?» — спросил первый дипломат.

«О, тут всё так сложно, даже более запутанно, чем в Имперском городе. Только между нами: на самом деле, я — безработный. Я когда-то служил у лорда Атриуса в его Строительной комиссии, но меня уволили. А потом появились контракты от лорда Ванека и его Строительной комиссии. Я их раздобыл у одного парня по имени Реглиус. Он, хоть и конкурент, а малый славный. Был, пока его не прикончили эти каджиты, — Скотти опустошил пятую кружку. — Когда я вернусь в Имперский город, вот тогда уж начнутся настоящие переговоры! Теперь я могу прийти и к своему прежнему хозяину, и к лорду Ванеку, да и сказать: слушайте сюда, кто из вас хочет этих вкусных подрядов? И они ещё передерутся между собой. Да что уж там, начнётся такая строительная война, какой ещё свет не видел — а я-то в доле!»

«Так ты не представитель его императорского величества?» — спросил первый дипломат.

«Ты слышал, что я сказал? Совсем тупой, да? — Скотти испытал вспышку ярости, которая, впрочем, быстро погасла. Он хихикнул и налил себе седьмую кружку. — Строительные комиссии принадлежат частникам, но они всё равно представляют императора. Поэтому я — представитель императора. Или стану им. Когда доставлю эти контракты. Говорю же, всё запутано. Понимаю, почему вы не сразу ухватили мою мысль. Как сказал поэт, всё это танец в огне, если следуешь за иллюзией, то бишь, аллюзией».

«А твои коллеги? Они-то представители императора?» — спросил второй дипломат.

Скотти зашёлся хохотом. Дипломаты засвидетельствовали ему своё почтение и, извинившись, пошли переговорить с министром. Скотти, шатаясь, вышел из дворца и побрёл по причудливым, словно живым проспектам и бульварам города. Путь до Зала Приталы, где была его комната, занял у него несколько часов. Добравшись, он сразу уснул, почти совсем на кровати.

На следующее утро он проснулся от того, что Джурус и Баст трясли его. Он никак не мог выйти из состояния дремоты и размежить веки, но в остальном чувствовал себя прекрасно. Давешняя беседа с дипломатами витала у него в сознании в дымке, как смутное детское воспоминание.

«Во имя Мары, что такое ротмет?» — поспешно спросил он.

«Прогоркший, сильно обработанный мясной сок с обильным вложением специй, чтобы убить яды, — улыбнулся Баст. — Мне следовало предупредить тебя, чтоб ты не экспериментировал — джагги довольно».

«Теперь ты должен понимать смысл Мясного Кредо, — засмеялся Джурус. — Эти босмеры скорее друг друга сожрут, чем притронутся к плоду древесному или земному».

«Что я наговорил этим дипломатам?» — вскричал Скотти, объятый паникой.

«Явно ничего худого, — сказал Джурус, доставая какие-то бумаги. — Твой эскорт ждёт внизу, чтобы доставить тебя в Имперскую провинцию. Вот твои документы на свободный проезд. Похоже, Сильвенару не терпится ускорить дело. Он обещал прислать тебе какое-то редкое сокровище, когда контракты будут выполнены. Глянь-ка, он и мне кое-что подарил».

Джурус показал новое, усыпанное камнями кольцо в ухо, в котором красовался крупный гранёный рубин. У Баста оказался такой же. Оба толстяка вышли из комнаты, давая Скотти возможность одеться и собрать вещи.

На улице, у дверей таверны, стоял едва не полк стражей Сильвенара. Они окружили карету, украшенную официальным гербом Валенвуда. Скотти, всё ещё в неге, забрался в неё, и капитан стражников подал знак. Они сразу перешли на галоп. Скотти потряс головой, а затем обернулся. Баст и Джурус махали ему на прощанье.

«Подождите! — закричал Скотти. — А вы-то что, не возвращаетесь в Имперскую провинцию?»

«Сильвенар попросил нас остаться здесь в качестве имперских представителей! — прокричал в ответ Лиодес Джурус. — На случай, если понадобятся ещё какие переговоры и контракты! Он назначил нас антраппами — это что-то вроде особой чести для иностранцев при дворе! Не переживай! Покушаем на банкетах вволю! Ты сам проведёшь переговоры с Ванекем и Атриусом, а мы всё уладим тут!»

Джурус продолжал выкрикивать дельные советы, но его голос становился еле различимым. Вскоре он и вовсе затих, по мере того, как кортеж петлял по улицам Сильвенара. Внезапно они оказались в джунглях. Скотти уже доводилось путешествовать по ним, но пешком или на тихоходных лодках. Теперь же они сливались в единую зелёную стену. Казалось, что лошади бегут по кустам ещё резвее, чем по улочкам города. Диковинные звуки и сырые запахи не привлекали внимание кортежа.

Скотти казалось, будто он видит изображение джунглей на быстро движущемся холсте, что давало лишь приблизительное представление об этой местности.

Так продолжалось две недели. В карете было много съестных припасов и питья, поэтому он только и делал, что ел и спал, по мере того, как караван продвигался вперед. Время от времени он слышал звон мечей, но когда Скотти озирался по сторонам, желая узнать, кто напал на караван, звуки боя уже исчезали вдали. Наконец, они достигли границы, где стоял Имперский гарнизон.

Скотти вручил вышедшим навстречу каравану солдатам свои бумаги. Они задавали ему тьму вопросов, на которые тот отвечал односложно, а затем пропустили через границу. Путь до ворот Имперского города занял ещё несколько дней. Лошади, столь резво скакавшие по джунглям, теперь чуть сбавили прыть на непривычной лесистой местности Коловии. Пение знакомых птиц и запахи трав родной провинции вернули Декумуса Скотти к жизни, словно он проспал все последние несколько месяцев.

У городских ворот дверцу кареты открыли, и Скотти неуверенно ступил на ватные ноги. Прежде, чем он успел что-либо сказать своему эскорту, кортеж растворился в лесу, умчавшись галопом обратно на юг. Теперь первым делом, которое предстояло ему по возвращении домой, было посещение ближайшей таверны, где подают чай, фрукты и хлеб. Сам же себе он сказал, что если ему вообще никогда больше не доведётся отведать мяса, то он это как-нибудь переживёт.

Переговоры с лордом Атриусом и лордом Ванекем начались немедленно вслед за этим. Они проходили в атмосфере наибольшего радушия. Обе комиссии понимали, насколько прибыльным делом для их агентств может оказаться восстановление Валенвуда. Лорд Ванек заявил, и вполне справедливо, что, поскольку все контракты выполнены на бланках, заверенных его комиссией, законные права на них принадлежат ему. Лорд Атриус же заявил, что Декумус Скотти был его агентом и представителем, и что его никто и никогда не отстранял от службы. В судьи призвали императора, но тот заявил, что не может принять в споре участие. Его советник, имперский боевой маг Джагар Тарн, уже давно как исчез, поэтому нельзя было прибегнуть к его мудрости и беспристрастию.

Скотти очень неплохо жил на взятки от лорда Атриуса и лорда Ванека. Каждую неделю приходило письмо от Джуруса и Баста с вопросом о ходе переговоров. Однако со временем такие письма приходить перестали, а пошли более срочные от министра торговли и самого Сильвенара. Война Голубого Водораздела с островом Саммерсет закончилась тем, что альтмеры отбили у лесных эльфов ещё несколько прибрежных островов. Война с Эльсвейром продолжалась, угрожая восточным границам Валенвуда. А Ванек и Атриус всё продолжали бороться за контракты, подписанные в Сильвенаре.

В один прекрасный день, ранней весной 3Э 398, к дому Декумуса Скотти прибыл нарочный.

«Лорд Ванек выиграл Валенвудский подряд и просит вас явиться к нему с контрактами при первой возможности».

«А что, лорд Атриус отказался от дальнейших притязаний?» — спросил Скотти. «Он не может более участвовать в споре, ибо скончался внезапно, прямо сейчас, вследствие ужасного несчастного случая», — пояснил нарочный.

Скотти подивился, сколько бы ещё длилась тяжба, если бы не привлекли Тёмное Братство для окончательного решения. Когда он шёл к Строительной комиссии лорда Ванека, длинному, строгому строению на небольшой, но престижной площади, он задавался вопросом: так ли он повёл игру, как от него ожидалось? Не окажется ли Ванек настолько жаден, что теперь, когда его главный соперник мёртв, предложит меньший процент от контрактов? К счастью, обнаружилось, что лорд Ванек решил заплатить Скотти столько, сколько обещал в самый разгар зимних переговоров. Его советники объяснили ему, что, если дело не уладить быстро и честно, то могут подключиться другие, меньшие строительные комиссии.

«Рад, что мы уладили все вопросы с законом, — ласково сказал лорд Ванек. — Теперь мы можем взяться за дело и помочь этим несчастным босмерам, а заодно и получить выгоду. Жаль, что не ты представлял нас при этом затруднении с Бенр-маком и в Арнезианском деле. Но будет ещё изрядно войн, я в этом уверен».

Скотти и лорд Ванек составили письмо Сильвенару, в котором сообщали, что наконец-то возьмутся за исполнение контрактов. Спустя несколько недель был устроен банкет в честь выгодного предприятия. Декумус Скотти сделался любимцем Имперского города, и никаких средств не пожалели, чтобы сделать тот вечер незабываемым.

Когда Скотти встретился с аристократами и зажиточными купцами, имевшими долю в его делах, его обоняния коснулся экзотический, но чем-то знакомый запах. Он нашёл его источник: толстый поджаренный ломоть мяса, настолько большой и толстый, что занимал несколько блюд. Сиродильские чревоугодники поглощали его со страстью, не находя слов выразить свой восторг его вкусом и нежностью.

«Никогда ничего подобного не пробовал!»

«Да это оленина, вскормленная свининой!»

«Видишь этот мраморный узор из жира и мяса? Да это же шедевр!»

Скотти подошёл, чтобы взять кусочек, но тут увидел нечто в сочной глубине хрустального сала. Он отшатнулся, едва не столкнувшись с подкравшимся сзади лордом Ванекем.

«Откуда это доставили?» — заикаясь, спросил Скотти.

«От нашего клиента, Сильвенара, — широко улыбнулся его светлость. — Это своего рода местный деликатес, они называют его антраппа».

Некоторое время Скотти рвало непрерывно. Это происшествие, конечно, несколько омрачило праздник, но когда Декумуса Скотти отнесли в его апартаменты, гости продолжили трапезу. Антраппа стала гвоздём программы. И даже более того, когда лорд Ванек сам взял ломоть и обнаружил в нём первый из двух рубинов. Мнение сиродильцев было единодушным: чтобы изобрести столь изысканное блюдо, необходим поистине большой талант.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.