ФЭНДОМ


Bookicon Фейфолкен I
ID: 0001ACEB
Книга Skyrim 6
Автор: Вогин Джарт
Вес: 1 Цена: 12 Gold Skyrim

Bookicon Фейфолкен I
ID: 000243E7
Книга (Oblivion) 2
Автор: Вогин Джарт
Вес: 1 Цена: 10 Gold Skyrim

Bookicon Фейфолкен I
ID: BOOKSKILL_ENCHANT1
Фейфолкен
Автор: Вогин Джарт
Вес: 4 Цена: 300 Gold Skyrim
Эффект:
+1 Зачарование

Фейфолкен I (ориг. Feyfolken I) — книга в нескольких играх серии The Elder Scrolls.
Elements-icon Обобщающая статья:  «Книги (Skyrim)».
Elements-icon Обобщающая статья:  «Книги (Oblivion)».
Elements-icon Обобщающая статья:  «Книги (Morrowind)».

Местонахождение Править

The Elder Scrolls III: Morrowind Править

The Elder Scrolls IV: Oblivion Править

The Elder Scrolls V: Skyrim Править

Текст Править

Фейфолкен
Книга первая

Вогин Джарт

Великий маг был высоким, неопрятным, с бородой, но лысым. Его библиотека очень хорошо его характеризовала: все книги были свалены в огромные пыльные кучи прямо перед книжными полками. В данный момент он обратился к нескольким книгам, чтобы рассказать своим студентам, Таксиму и Вонгулдаку, как Ванус Галерион основал Гильдию магов. У студентов было много вопросов о периоде обучения Вануса в ордене псиджиков, а также их интересовало, насколько изучение магии там отличается от изучения её в Гильдии.

«Это был и есть особенный образ жизни, — объяснял великий маг. — Путь избранных, элиты. И вот это больше всего не нравилось Галериону. Он хотел, чтобы изучение магии было общедоступным. Нет, не совсем бесплатным, а доступным для тех, кто мог себе это позволить. Пытаясь добиться этого, он изменил образ жизни во всём Тамриэле».

«Он выстроил в систему знания и методы всех современных ему изготовителей зелий, магических предметов и заклинаний. Это правда, великий маг?» — спросил Вонгулдак.

«Только часть правды. Всеми представлениями о магии сегодняшней мы обязаны Ванусу Галериону. Он преобразовал все школы так, чтобы они были понятны и доступны массам. Он изобрёл инструменты для алхимии и зачарования, чтобы любой человек, не боясь последствий, мог создать то, что он хочет, насколько ему позволят его знания и опыт. Он создал это».

«Что вы имеете в виду, великий маг?» — спросил Таксим.

«Первые инструменты были ещё более просты в использовании, чем современные. Любой человек мог пользоваться ими, даже ничего не понимая в магии и алхимии. На острове Артейум студентам приходилось долгие годы изучать множество наук, а Галерион посчитал, что это ещё один пример той самой отдаленности псиджиков от масс. Поэтому он изобрёл аппараты, с помощью которых можно было изготовить практически всё, что угодно, если только позволяли средства».

«Так тогда кто-то мог, например, создать меч, которым можно было бы разрубить весь мир пополам?» — спросил Вонгулдак.

«В теории, да, но для этого потребовалось бы все имеющееся в мире золото, — усмехнулся великий маг. — Нет, я не могу сказать, что мы когда-либо были в большой опасности, но несколько довольно неприятных случаев всё-таки было, когда некоторые бездари изобретали нечто им не подвластное. Но, в конце концов, Галерион уничтожил все свои инструменты и создал то, чем мы пользуемся сегодня. Всё же человек должен знать, что он хочет сделать, прежде, чем делать. Это очень разумно».

«А что люди создавали? — спросил Таксим. — Есть ли какие-нибудь примеры?»

«Вы пытаетесь отвлечь меня, чтобы я не успел вас проэкзаменовать, — сказал великий маг. — Но всё же я могу рассказать вам одну историю, просто чтобы не быть голословным. Эта история произошла в Алиноре, на западном побережье острова Саммерсет. Случилась она с писарем по имени Торбад».

Это произошло во Вторую эру, вскоре после того, как Ванус Галерион основал Гильдию магов. Отделения Гильдии распространились по всему Саммерсету, но ещё не стали столь популярными на материке.

На протяжении пяти лет этот писарь, Торбад, поддерживал связь с внешним миром только при помощи посыльного, мальчика Горгоса. В первый год его отшельничества оставшиеся друзья и родственники — точнее друзья и родственники его покойной жены — пытались навещать его, но, не видя никакой заинтересованности со стороны Торбада, отказались от этого занятия. Да, собственно, ни у кого не было причин поддерживать связь с Торбадом Халзиком, поэтому со временем почти все его забыли. Только его свояченица посылала письма с новостями о тех людях, которых он ещё мог помнить, но это происходило очень редко. Большая часть его входящей и исходящей корреспонденции была связана с его делом — написанием еженедельных воззваний от Храма Аури-Эля. Это были бюллетени, прибитые на ворота храма, новости сообщества, проповеди и тому подобное.

Первое послание, которое Горгос принёс ему в тот день, было от его лекаря, в котором тот напоминал ему о приёме в турдас. Торбаду не понадобилось много времени, чтобы написать ясный и чёткий ответ. У него была красная чума. Лечение этой болезни стоило довольно больших денег — вы должны помнить, что в те времена школа восстановления ещё не обладала столь обширными знаниями, как сегодня. Тогда это была ужасная болезнь, и из-за неё Торбад лишился голоса. Поэтому ему и приходилось общаться при помощи переписки.

Следующее послание было от Алфиерсы, секретаря церкви, как всегда краткое и язвительное: «ТОРБАД, ПРИЛАГАЮ ПРОПОВЕДЬ ВЫХОДНОГО ДНЯ, КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ НА СЛЕДУЮЩУЮ НЕДЕЛЮ И НЕКРОЛОГИ. ПОСТАРАЙСЯ СДЕЛАТЬ БЮЛЛЕТЕНЬ БОЛЕЕ ЯРКИМ. ТВОЯ ПРОШЛАЯ РАБОТА МНЕ НЕ ПОНРАВИЛАСЬ».

Торбад стал отшельником до того, как Алфиерса начала работу в храме, поэтому его представление о ней было чисто теоретическим. Поначалу он думал о ней как об уродливой жирной старухе, покрытой бородавками; затем её образ видоизменился до худющей старой девы. Конечно, его представление могло было верным, ведь она могла похудеть.

Как бы Алфиерса ни выглядела, она относилась к Торбаду с ярко выраженным презрением. Она ненавидела его чувство юмора, всегда находила какие-то описки в его работах, и вообще считала его деятельность полнейшим дилетантизмом. К счастью, работа на Храм для него была второй по значимости после работ на доброго короля Алинора. Получал он немного, но и затраты его были минимальны. На самом деле, ему вообще не очень нужно было работать. У него скопилось довольно приличное состояние, просто ему было больше нечем заняться. Но, помимо всего прочего, бюллетень тоже был очень важен для него.

Горгос, доставив все послания, начал наводить чистоту, по ходу дела рассказывая Торбаду обо всех городских новостях. Парень всегда так делал, и Торбад редко обращал на него внимание, но в этот раз одна новость его заинтересовала. В Алиноре появилось отделение Гильдии магов.

Торбад стал слушать очень внимательно, и Горгос рассказал ему всё о Гильдии, о её знаменитом архимагистре и о невероятных магических и алхимических инструментах. Выслушав до конца, Торбад быстро написал что-то и протянул Горгосу записку и перо. В записке значилось: «Пусть они заколдуют это перо».

«Это будет дорого стоить», — сказал Горгос.

Торбад дал Горгосу несколько тысяч золотых монет, которые он накопил за долгие годы, и приказал уходить. Торбад считал, что теперь ему наконец-то удастся произвести впечатление на Алфиерсу и прославить Храм Аури-Эля.

Насколько мне известно, Горгос собирался забрать все деньги себе и уехать из Алинора, но всё-таки ему стало жалко бедного Торбада. К тому же он ненавидел Алфиерсу, с которой ему приходилось встречаться каждый день, когда он доставлял послания от своего хозяина. Может быть, это и не лучшее оправдание, но Горгос всё же пошёл в Гильдию, чтобы там перо наделили магическими свойствами.

Гильдия в то время ещё не была элитарным заведением, как я уже говорил, но когда мальчик пришёл туда и попросил разрешения использовать изготовитель предметов, на него посмотрели очень подозрительно. Когда же он продемонстрировал имеющиеся при нём деньги, всю подозрительность как рукой сняло, и его проводили в нужную комнату.

Я никогда не видел древних аппаратов для зачарования, поэтому напрягите своё воображение. Там точно была большая призма, куда помещался предмет воздействия, а также отделения для камней душ и магических шаров. Что там было помимо этого, и как всё это работало — я не знаю. У Горгоса было достаточно денег, чтобы использовать самый лучший камень душ, и в перо был помещён даэдра по имени Фейфолкен. Стажёр, который работал с инструментом, как и все члены Гильдии в то время, обладал очень скудными знаниями. Он не мог ничего толком рассказать об этом духе, помимо того, что он обладал могучей энергией. Горгос покинул помещение, и перо было под завязку наполнено магической силой. Оно всё дрожало от переполнявших его чар.

Конечно же, когда Торбад начал использовать перо, тогда и стало ясно, что он столкнулся с силами, ему неподвластными.

«А теперь, — сказал великий маг, — настало время экзамена».

«Но что случилось? Что это было за перо?» — вскричал Таксим.

«Вы не можете остановиться на самом интересном месте!» — протестовал Вонгулдак.

«Мы продолжим после экзамена, и только в случае, если вы покажете действительно выдающиеся результаты», — сказал великий маг.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.