ФЭНДОМ


SpelltomeIcon 2920, Месяц Огня очага (т.9)
ID: 0001AFE9
SpellTomeConjuration
Вес: 1 Цена: 50 Gold Skyrim
Эффект:
Колдовство +1

SpelltomeIcon 2920, Месяц Огня очага (т.9)
ID: 000243F4
Книга (Oblivion) 6
Вес: 1 Цена: 100 Gold Skyrim
Эффект:
Колдовство+1

SpelltomeIcon 2920, Месяц Огня очага (т.9)
ID: BOOKSKILL_CONJURATION3
Книга3
Вес: 3 Цена: 275 Gold Skyrim
Эффект:
Колдовство+1

2920, Месяц Огня очага (т.9) (ориг. 2920, Hearth Fire, v9) — учебник в нескольких играх серии The Elder Scrolls.
Обобщающая статья: 2920, Последний год Первой эры

Местонахождение Править

Morrowind Править

Oblivion Править

Skyrim Править

Текст Править

Месяц Огня очага
2920, книга девятая
Последний год Первой эры
Карловак Таунвей

2, месяц Огня очага, год 2920-й

Гидеон, Чернотопье

Императрица Тавия лежала на кровати, тёплый ветер бился о ставни её камеры, прикрывающие железные прутья. В горле у неё горело, но она всё ещё рыдала, сжимая в руках свой последний гобелен. Её рыдания эхом разносились по залам замка Джиовез: никто в замке не был в силах заниматься чем-либо ещё, кроме как слушать плач несчастной женщины. Одна из её служанок спустилась по прямой лестнице, чтобы зайти к своей госпоже, но глава стражи Зуук, стоявший в дверях, покачал головой.

«Она только что узнала о смерти сына», — тихо произнёс он.

5, месяц Огня очага, год 2920-й

Имперский город, Сиродил

«Ваше императорское величество, — сказал потентат Версидью-Шайе через дверь. — Вы можете открыть дверь. Уверяю вас. Вы в полной безопасности. Никто не собирается убивать вас.»

«Кровь Мары! — это был голос императора Ремана III, приглушённый, истеричный, даже безумный. — Кто-то убил принца, а у него был мой щит! Они наверняка думали, что это я!»

«Вы безусловно правы, ваше императорское величество, — ответил потентат, старательно изгоняя из голоса всякую иронию, хотя его чёрные блестящие глаза были полны презрения. — Мы должны найти и покарать негодяя, ответственного за смерть вашего сына. Но мы не можем сделать это без вас. Вы должны сохранять присутствие духа ради Империи.»

Ответа не последовало.

«В конце концов, вы должны подписать приказ о казни леди Риджи, — крикнул потентат. — Давайте покончим с изменницей и убийцей, о которой мы все знаем.»

Короткая пауза, потом звук отодвигаемой от двери мебели. Реман открыл лишь узенькую щелку, но потентат видел его испуганное, сердитое лицо и ужасную красную опухоль, которая когда-то была его правым глазом. Несмотря на усилия лучших лекарей Империи, она оставалась напоминанием о работе леди Риджи в крепости Турзо.

«Дайте мне приказ, — прорычал император. — Я с удовольствием подпишу его.»

6, месяц Огня очага, год 2920-й

Гидеон, Сиродил

Странное голубое сияние блуждающих огоньков, как ей говорили, комбинация болотного газа и спиритической энергии, всегда пугало Тавию, когда она выглядывала из своего окна. Сейчас оно казалось странно успокаивающим. За болотом был город Гидеон. Как смешно, подумала она, что ей никогда не приходилось бродить по его улицам, хотя она видит их каждый день вот уже семнадцать лет.

«Может быть я о чём-то забыла?» — спросила она, поворачиваясь, чтобы взглянуть на преданного котринги Зуука.

«Я точно знаю, что делать», — уверенно сказал он. Казалось, стражник улыбнулся, но императрица поняла, что это лишь отражение её лица на его серебристой коже. Она улыбалась, даже не осознавая этого.

«Убедись в том, что за тобой нет слежки, — предупредила она. — Я не хочу, чтобы мой муж узнал, где все эти годы хранились мои деньги. И возьми свою долю. Ты был хорошим другом.»

Императрица Тавия шагнула вперед и упала в туман. Зуук вставил на место прутья в окне башни и укрыл одеялом несколько подушек на её кровати. Если ему повезёт, они не найдут её тела до утра, а к тому времени он уже проедет половину пути в Морровинд.

9, месяц Огня очага, год 2920-й

Фригиас, Хай Рок

Странные деревья всех размеров были похожи на погребальные костры, увенчанные вспышками красного, жёлтого и оранжевого. На Ротгарианские горы спустился туманный вечер. Турала дивилась этому зрелищу, такому чужому, такому непохожему на Морровинд, направляя лошадь вперёд, к открытому лугу. У неё за спиной, свесив голову на грудь, спал Кассир, укачивая Босриэль. На мгновение Турале захотелось заставить лошадь перепрыгнуть через низкую крашеную ограду, пересекавшую поле, но она удержалась. Пусть Кассир поспит ещё несколько часов, прежде чем править.

Пока лошадь шла через поле, Турала увидела маленький зелёный домик у следующего холма, наполовину спрятавшегося в лесу. Вид был такой живописный, что она чувствовала, что сама находится в полусонном состоянии. Звук рога вывел её из сонного забытья. Кассир открыл глаза.

«Где мы?» — прошипел он.

«Я не знаю, — запиналась Турала, широко раскрыв глаза. — Что это за звук?»

«Орки, — прошептал он. — Охотничий отряд. Быстрее в укрытие.»

Турала направила лошадь к небольшой группе деревьев. Кассир передал ей ребёнка и спешился. Потом начал снимать седельные сумки и бросать их в кусты. Звук раздался снова, далекий топот шагов, становящийся всё ближе и всё громче. Турала осторожно подошла и помогла Кассиру разгрузить лошадь. Всё это время Босриэль следила за ними непонимающими глазами. Иногда Туралу беспокоило то, что её малыш никогда не плачет. Сейчас она была благодарна за это. Сняв последнюю сумку, Кассир шлёпнул лошадь по крупу, и она галопом вылетела на поле. Он взял Туралу за руку и потянул в кусты.

«Если повезёт, — прошептал он. — Они подумают, что она дикая или сбежала с фермы и не станут искать седока.»

Пока он говорил, под громкие звуки рога на поле появилась толпа орков. Турале уже случалось видеть их, но не в таких количествах, и по-звериному уверенных в своих силах. Заорав от радости при виде удивлённой лошади, они промчались мимо зарослей, где притаились Кассир, Турала и Босриэль. Из под ног у них разлетались семена диких цветов. Турала изо всех сил старалась не чихнуть и думала, что ей это удалось. Однако один из орков что-то услышал и позвал ещё одного выяснить, в чём дело.

Кассир тихо вытащил меч, стараясь выглядеть как можно увереннее. Он был разведчиком, не бойцом, но он поклялся защищать Туралу и её ребёнка до последней капли крови. Возможно, ему удастся убить этих двоих, но вряд ли он сделает это настолько бесшумно, чтобы не привлечь внимание остальных.

Внезапно что-то невидимое словно ветер пронеслось через заросли. Орки бросились назад, но поздно — мертвые, они рухнули на землю. Турала повернулась и увидела морщинистую старуху с ярко-рыжими волосами, выглядывающую из ближайшего куста.

«Я думала, вы собираетесь привести их прямо ко мне, — прошептала она, улыбаясь. — Лучше пойдёмте со мной.»

Троица последовала за старой женщиной по проходу в кустах, который вёл через поле прямо к дому на холме. Когда они оказались на другой стороне, женщина повернулась, чтобы взглянуть на орков, пирующих над останками лошади, кровавую оргию под звуки охотничьих рогов.

«Это ваша лошадь? — спросила она. Когда Кассир кивнул, она громко рассмеялась. — Мяса в ней много, что есть — то есть. Утром у этих тварей здорово животы разболятся. Хорошую службу она им сослужит.»

«Может, мы пойдём дальше?» — прошептала Турала, испуганная смехом старухи.

«Они наверх не пойдут, — улыбнулась она, взглянув на Босриэль, а та улыбнулась ей в ответ. — Они слишком боятся нас.»

Турала повернулась к Кассиру, он покачал головой: «Ведьмы. Если я не ошибаюсь, это ферма старой Барбин, место Скеффингтонского ковена

«Точно, цыплёночек, — старая женщина хихикнула, радуясь своей известности. — Я Министа Скеффингтон

«Что вы сделали с этими орками? — спросила Турала. — Там, в зарослях?»

«Призрачный кулак прямо по башке, — ответила Министа, продолжая взбираться вверх по холму. Перед ними был двор фермы, колодец, курятник, пруд. Женщины всех возрастов работали по хозяйству, смеялись играющие дети. Старая женщина повернулась и заметила недоумение Туралы. — Разве там, откуда вы приехали, нет ведьм, детка?»

«По крайней мере, я о них не слышала», — сказала она.

«В Тамриэле множество людей, владеющих магией, — объяснила старуха. — Псиджики изучают магию, как будто это их неприятная обязанность. Для боевых магов в армии заклинания — то же самое, что и стрелы. Мы же, ведьмы, объединяемся, колдуем и празднуем. Чтобы справиться с орками, я просто воззвала к духам воздуха, Амаро, Пине, Таллате, пальцам Кинарет и дыханию мира, с которыми я близко знакома, чтобы они убили этих ублюдков. Видишь ли, колдовство не похоже на власть или разгадывание загадок, или возню со старыми пыльными свитками. Это просто связи. Главное — быть дружелюбным, можно сказать.»

«Что ж, по отношению к нам вы очень дружелюбны», — сказал Кассир.

«Вы тоже, — согласилась Министа. — Ваш род уничтожил родину орков две тысячи лет назад. До того они никогда нас не беспокоили. А сейчас вам надо помыться и поесть.»

С этими словами Министа отвела их на ферму, где Турала познакомилась с семьёй Скеффингтонского ковена.

11, месяц Огня очага, год 2920-й

Имперский город, Сиродил

Риджа даже не пыталась спать в прошедшую ночь и мрачная музыка, игравшая во время её казни, усыпляла её. Было похоже, что она потеряет сознание ещё до удара топора. Глаза ей завязали, так что она не могла видеть своего бывшего любовника, императора, сидевшего перед ней и пожиравшего её здоровым глазом. Она не могла видеть потентата Версидью-Шайе, завернувшегося в мантию, и выражение триумфа на его золотом лице. Она почувствовала, как рука палача коснулась её спины, она вздрогнула, словно человек, пытающийся проснуться.

Первый удар пришёлся по затылку и она закричала. Второй разрубил шею. Она была мертва.

Император устало повернулся к потентату: «Итак, с этим покончено. Вы говорили, что у неё есть хорошенькая сестра в Хаммерфелле, Корда, кажется?»

18, месяц Огня очага, год 2920-й

Двиннен, Хай Рок

Кассир решил, что лошадь, которую ему продали ведьмы, не так хороша, как прежняя. Поклонение духам, жертвы и сестринство очень хороши для вызова духов, но вьючных животных они не балуют. Впрочем, жаловаться было не на что. Теперь, когда с ним больше нет женщины и ребёнка, он отлично проведёт время. Впереди виднелись стены, окружавшие его родной город. Вскоре он оказался в кругу семьи и старых друзей.


«Как идёт война? — закричала его кузина. Выбегая на дорогу. — Правда, что Вивек подписал мир с принцем, но император отказался утвердить его?»

«Всё было не так, верно? — спросил друг, присоединяясь к ним. — Я слышал, что данмеры убили принца, а потом выдумали историю про договор, но доказательств никаких нет.»

«Разве тут не происходит ничего интересного? — засмеялся Кассир. — Мне совершенно не хочется обсуждать войну или Вивека.»

«Ты пропустил процессию леди Корды, — сказал его друг. — Она приехала через залив и направилась на восток, в Имперский город.»

«Глупости всё это. Как же выглядит Вивек? — спросила кузина с нескрываемым любопытством. — Говорят, он — живой бог.»


«Если Шеогорат подаст в отставку и им нужен будет новый Бог Безумия, Вивек как раз подойдёт», — сказал Кассир.

«А женщина?» — спросил парень, которому редко случалось видеть данмерских женщин.

Кассир просто улыбнулся. На мгновение в его памяти возник образ Туралы Скеффингтон, потом он испарился. Она будет счастлива с ведьмами, за её ребёнком будут хорошо ухаживать. Но теперь они часть его прошлого, а он хочет навсегда забыть о том месте и о войне. Спешившись, он пошёл к городу, болтая о последних новостях у залива Илиак.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.