ФЭНДОМ


SpelltomeIcon 2920, Месяц Руки дождя (т.4)
ID: 0001B017
RestorationSkillBook
Вес: 1 Цена: 55 Gold Skyrim
Эффект:
Восстановление +1

SpelltomeIcon 2920, Месяц Руки дождя (т.4)
ID: 0002453F
Книга (Oblivion) 6
Вес: 1 Цена: 100 Gold Skyrim
Эффект:
Восстановление +1

SpelltomeIcon 2920, Месяц Руки дождя (т.4)
ID: BOOKSKILL_RESTORATION4
Книга3
Вес: 3 Цена: 275 Gold Skyrim
Эффект:
Восстановление+1

2920, Месяц Руки дождя (т.4) (ориг. 2920, Rain's Hand, v4) — учебник в нескольких играх серии The Elder Scrolls.
Elements-icon Обобщающая статья:  «Книги (Morrowind)».
Elements-icon Обобщающая статья:  «Книги (Oblivion)».
Elements-icon Обобщающая статья:  «Книги (Skyrim)».
Elements-icon Обобщение: данный раздел является частью сводной статьи «2920, Последний год Первой эры».

Местонахождение Править

Morrowind Править

Oblivion Править

Skyrim Править

Текст Править

Месяц Руки дождя
2920, книга четвёртая
Последний год Первой эры
Карловак Таунвей

3, месяц Руки дождя, год 2920-й

Холодная Гавань, Обливион

Сота Сил шёл так быстро, как только мог по почерневшим залам дворца, наполовину заполненным солоноватой водой. Повсюду вокруг него, мерзкие студенистые существа сновали в тростниках, вспышки белого огня освещали верхние своды зала, прежде чем исчезнуть. Запахи, нахлынувшие на него, постоянно менялись: сначала он почувствовал вонь гнили и смерти, но через мгновение зал наполнился ароматом цветов. Несколько раз Сота посещал принцев даэдра в Обливионе, но он никогда не мог предугадать, что его ожидает.

Он знал свою цель и ничто не могло отвлечь его.

Восемь наиболее выдающихся принцев даэдра ожидали его в наполовину растаявшей, куполообразной комнате. Азура, Принц Рассвета и Заката; Боэтия, Принц Интриг, Херма-Мора, Даэдра Знания; Хирсин, Охотник; Малакат, Бог Проклятий; Мерунес Дагон, Принц Разрушения; Молаг Бал, Принц Гнева; Шеогорат, Безумный.

Сверху небо отбрасывало измученные тени на их собрание.

5, месяц Руки дождя, год 2920-й

Остров Артейум, Саммерсет

Голос Сота Сила прозвучал из пещеры: «Сдвиньте камень!»

Ему немедленно подчинились, откатывая огромный валун, закрывающий вход в Пещеру Грёз. Сота Сил вошёл, его усталое лицо было измазано пеплом. Ему казалось, что он отсутствовал месяцы, годы, но прошло только несколько дней. Лилата взяла его за руку, чтобы помочь ему идти, но он отказался от её помощи, с доброй улыбкой покачав головой.

«У вас… получилось?» — спросила она.

«Принцы даэдра, с которыми я говорил, согласились на наши условия, — сказал он. — Бедствия, подобные тем, что выпали Гильвердейлу, должны быть предотвращены. Только через некоторых посредников вроде ведьм или колдунов они ответят на воззвания людей и меров».

«А что вы пообещали им взамен?» — спросил Веллег, мальчик-норд.

«Сделки, которые мы заключаем с даэдра, — сказал Сота Сил, направляясь ко дворцу Яхезиса, чтобы встретиться с главой ордена псиджиков, — не должны обсуждаться с невинными».

8, месяц Руки дождя, год 2920-й

Имперский Город, Сиродил

Гроза врывалась в окна спальни принца, принося запах влажного воздуха, который смешивался с ароматами ладана и трав от курильниц.

«Прибыло письмо от императрицы, вашей матери, — сказал курьер. — Она с тревогой расспрашивает о вашем здоровье».

«До чего же у меня беспокойные родители!» — засмеялся принц Джуйлек.

«Матери всегда беспокоятся за своих детей», — промолвил Савириен-Чорак, сын потентата.

«В моей семье всё необычно, акавирец. Моя мать-изгнанница боится, что отец подумает, будто я — предатель, рвущийся к власти, и отравит меня, — принц в раздражении откинулся на подушки. — Император настаивает, чтобы у меня был дегустатор, как и у него».

«Повсюду интриги, — согласился акавирец. — Вы пролежали в постели почти три недели и все лекари Империи ухаживали за вами. По крайней мере, все видят, что вы поправляетесь».

«Я надеюсь, достаточно поправлюсь, чтобы вскоре возглавить армию в походе против Морровинда», — сказал Джуйлек.

11, месяц Руки дождя, год 2920-й

Остров Артейум, Саммерсет

Посвящённые стояли в ряд вдоль деревянной лоджии, наблюдая как длинный, глубокий, отделанный мрамором ров перед ними вспыхнул огнём. Воздух над ним колыхался жаркими волнами. Хотя каждый держал себя в руках, на их лицах не было и следа эмоций, как и должно быть у истинных псиджиков, их ужас был почти так же осязаем, как и жара. Сота Сил закрыл глаза и произнёс чары сопротивляемости огню. Медленно, он перешёл через ров, наполненный пламенем, и вскарабкался на другую сторону, невредимый. Даже его белые одежды не были обожжены.

«Чары усиливаются энергией, которая зависит от ваших умений, так же происходит и со всеми остальными заклинаниями, — сказал он. — Всё зависит от вашего воображения и вашей воли. Вам не нужны заклинания сопротивляемости воздуху, или цветам, и после того, как вы произнесли его, вы должны забыть о том, что вам вообще нужно заклинание, чтобы огонь не причинил вам вреда. Но не думайте: сопротивляемость не значит отрицание самой сущности огня. Вы почувствуете пламя, его природу, его голод и даже его жар, но будете знать, что оно не может вам повредить».

Ученики один за другим произносили заклинание и проходили сквозь огонь. Некоторые даже брали пламя в руки и давали ему воздуха, и оно увеличивалось как пузырь, а потом стекало по их пальцам. Сота Сил улыбнулся. Они побеждали свой страх.

Главный поверенный Таргаллит выбежал из арки: «Сота Сил! Альмалексия прибыла на Артейум. Яхезис послал меня за вами».

Сота Сил повернулся к Таргаллиту только на мгновенье, но немедленно понял, что случилось, услышав крики. Норд Веллег неправильно прочёл заклинание и загорелся. Запах палёной плоти напугал остальных учеников, которые старались выбраться изо рва, и тащили его с собой, но склон был слишком крутым, чтобы вылезти. Взмахом руки Сота Сил погасил пламя.

Веллег и несколько других учеников были обожжены, но не слишком сильно. Чародей прочитал исцеляющее заклинание, прежде чем повернуться к Таргаллиту.

«Я скоро приду, а пока у Альмалексии будет время привести себя в порядок после дороги, — Сота Сил повернулся к ученикам и ровным голосом сказал. — Страх не разбивает заклинание, но сомнения и неловкость — величайшие враги любого волшебника. Господин Веллег, упакуйте свои вещи. Я договорюсь, чтобы вас отвезли на материк завтра утром».

Чародей встретил Альмалексию и Яхезиса в кабинете, они пили горячий чай и смеялись. Она выглядела ещё красивее, чем тот образ, который остался в его воспоминаниях, хотя никогда прежде Сота не видел её такой растрёпанной: завернувшись в одеяло, она сушила свои длинные чёрные локоны перед огнем. Когда Сота Сил подошёл, она вскочила на ноги и обняла его.

«Ты проплыла весь путь от Морровинда?» — улыбнулся он.

«В Скайвотче и на всём побережье идёт ужасный ливень», — объяснила она, улыбнувшись в ответ.

«Всего пол-лиги пути, и дождя как будто никогда и не было, — гордо заявил Яхезис. — Конечно, я порой скучаю по Саммерсету, и даже по материку. Всё же я восхищаюсь теми, кто добивается успеха в своём деле, особенно, если они живут там. Слишком много отвлекающего. Кстати об отвлекающем, мне всё время говорят о войне…»

«Вы имеете в виду ту, которая заливает кровью континент уже последние восемьдесят лет, учитель?» — спросил Сота Сил с усмешкой.

«Полагаю, именно о ней я и говорил, — сказал Яхезис, пожав плечами. — Как идёт война?»

«Мы проиграем её, если я не смогу убедить Сота Сила покинуть Артейум, — сказала Альмалексия, сбрасывая улыбку. Она хотела подождать и поговорить со своим другом наедине, но старик альтмер подтолкнул её к началу разговора. — У меня были видения, я знаю, что так и случится».

Сота Сил помолчал немного и посмотрел на Яхезиса: «Я должен вернуться в Морровинд».

«Если уж ты должен что-то сделать, ты так и сделаешь, — вздохнул старый учитель. — Псиджики не должны отвлекаться. Бушуют войны, империи появляются и исчезают. Ты должен идти, и мы тоже».

«О чём вы, Яхезис? Вы покидаете остров?»

«Нет, остров покидает море, — проговорил Яхезис с мечтательными интонациями. — Через несколько лет, туманы нахлынут на Артейум и мы исчезнем. Мы по природе советники, а в Тамриэле много советников. Мы уйдём и вернёмся, когда снова понадобимся земле, быть может, в следующей эре».

Старый альтмер с трудом поднялся на ноги и допил чай, прежде чем оставил Сота Сила и Альмалексию одних: «Не пропусти последний корабль».

Год продолжается, наступает месяц Второго зерна.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.